in_kant (in_kant) wrote,
in_kant
in_kant

Еще о культурных параллелях

Недавно перечитал (вернее, по наводке Пархоменко, прослушал в авторском чтении) Москва-Петушки. И меня осенила поразительная мысль - ведь по сути книга Томпсона "Страх и отвращение в Лас-Вегасе" является полным аналогом Ерофеевской поэмы! И по структуре, и по содержанию, и в чем-то даже по форме.


В обеих книгах одно из центральных мест занимают описания воздействия веществ на человека. Герои обеих книг находятся в движении - и по сути они не могут достигнуть своей цели. Веничка не может попасть в Петушки, также как герои Томпсона не могут найти Американскую Мечту, на поиски которой они отправились.

А самое интересное даже не сходство, а различия двух книг - оно очень точно подчеркивает различия менталитетов русского и американца. Прочитайте, если раньше не читали.

Да вот хотя бы отрывки из обеих книг - причем с их первых страниц:

...У нас в распоряжении оказалось две сумки травы, семьдесят пять шариков мескалина, пять промокашек лютой кислоты, солонка с дырочками, полная кокаина, и целый межгалактический парад планет всяких стимуляторов, транков, визгунов, хохотунда... а также кварта текилы, кварта рома, ящик Бадвайзера, пинта сырого эфира и две дюжины амила.
Вся эта хренотень была зацеплена предыдущей ночью, в безумии скоростной гонки по всему Округу Лос-Анджелеса - от Топанги до Уоттса - мы хватали все, что попадалось под руку. Не то, чтобы нам все это было нужно для поездки и отрыва, но как только ты по уши вязнешь в серьезной химической коллекции, сразу появляется желание толкнуть ее ко всем чертям.
Меня беспокоила всего лишь одна вещь - эфир. Ничто в мире не бывает менее беспомощным, безответственным и порочным, чем человек в пропасти эфирного запоя. И я знал, мы очень скоро дорвемся до этого гнилого продукта. Вероятно, на следующей бензоколонке. Мы по достоинству оценили почти все остальное, а сейчас - да, настало время изрядно хлебнуть, эфира; А затем сделать следующие сто миль в отвратительном слюнотечении спастического ступора. Единственный способ оставаться бдительным под эфиром: принять на грудь как можно больше амила - не все сразу, а по частям, ровно столько, сколько бы хватило, чтобы сохранять фокусировку на скорости девяносто миль в час через Барстоу.


Так. Стакан зубровки. А потом - на Каляевской - другой стакан, только уже не зубровки, а кориандровой. Один мой знакомый говорил, что кориандровая действует на человека антигуманно, то есть, укрепляя все члены, расслабляет душу. Со мной, почему-то, случилось наоборот, то есть, душа в высшей степени окрепла, а члены ослабели, но я согласен, что и это антигуманно. Поэтому там же, на Каляевской, я добавил еще две кружки жигулевского пива и из горлышка альб-де-дессерт.
Вы, конечно, спросите: а дальше, Веничка, а дальше - что ты пил? Да я и сам путем не знаю, что я пил. Помню - это я отчетливо помню - на улице Чехова я выпил два стакана охотничьей. Но ведь не мог я пересечь Садовое кольцо, ничего не выпив? Не мог. Значит, я еще чего-то пил.


P.S. Фильма, который более известен, чем книга, я не смотрел, так что сказать ничего про него не могу.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments