in_kant (in_kant) wrote,
in_kant
in_kant

Новгородское дело

Если вы вдруг не в курсе, то недавно закончился закрытый процесс по "Новгородскому делу", и присяжные вынесли приговор "виновна" и "не заслуживает снисхождения" одиннадцатью голосами против одного, что достаточно сильно шокировало как участников процесса, так и все сообщество novgorod_delo.


Для тех, кто в танке, в двух словах изложу суть событий. (Прошу прощения за возможные ошибки, но ИМХО, суть дела я излагаю правильно).

Антонина Федорова (теперь Мартынова) была разведенной матерью-одиночкой (очень молодой, кстати, ей было около 20) с дочерью Алисой на руках (тогда девочке было 2,5 года). Тоня не работала, жила у своей мамы в Новгороде. Она познакомилась с молодым человеком Кириллом Мартыновым, москвичом, молодым блоггером и журналистом. У них завязались близкие отношения, хотя на момент событий они не состояли в зарегистрированном браке.
Что же произошло? Ради объективности излагаю две версии.

Версия прокуратуры (обвинения):
Желая вызвать чувство жалости к себе у своего сожителя или просто избавиться от ребенка, мешающего устроить личную жизнь, Тоня решает убить Алису, инсценировав несчастный случай. 26-го февраля 2007 года, дождавшись ухода своей мамы на работу (около 9 утра), она выносит дочь на лестничную площадку, протаскивает ее сквозь прутья ограждения и бросает вниз в лестничный пролет с высоты третьего этажа на кафельный пол. По счастью, Алиса отделалась легкими травмами и практически не пострадала. Свидетелем происшедшего стал 11-летний мальчик, стоявший на лестнице одним (двумя?) пролетами выше и показавший, что видел, как "одна девочка сбросила другую девочку" (надо пояснить, что Тоня - очень худая и миниатюрная девушка, похожая скорее на подростка).

Версия Тони (защиты):
Уходя на работу, Тонина мама забыла запереть дверь (или соседи не заперли, это не важно). Алиса сама вышла в корридор, подошла к периллам и начала пролезать сквозь прутья. Тоня, обнаружив, что Алисы нет, выбежала в корридор и увидела, как девочка протискивается сквозь перила. Тоня побежала к ограде, вытянув руки, пыталась поймать дочь, но чуть-чуть не успела, и Алиса сорвалась вниз. Именно этот момент - руки Тони, пытавшиеся поймать Алису перед падением, и видел мальчик-свидетель, который истолковал увиденное по-своему.

Справедливости ради надо заметить, что и мальчик, и Тоня вначале путались в показаниях относительно обстоятельств падения Алисы, но позже сформулировали достаточно убедительные версии.

Через некоторое время начинается следствие, заводится уголовное дело о покушении на убийство, Тоню сажают в СИЗО, а Кирилл поднимает очень широкую волну в блогосфере, среди журналистов, сюжеты о деле проходят в газетах и по телевизору, собираются подписи в защиту и т.д., что вызывает сильнейшее раздражение у органов следствия. Тоню отпускают на свободу под подписку о невыезде, но продолжается сильнейший прессинг семьи со стороны следствия. Через некоторое время Тоню помещают в "Серпы" для психологической экспертизы. Это косвенно свидетельствует о том, что следствие не находит никаких реальных мотивов для убийства.

Следствие идет с огромным количеством нарушений, продолжается постоянное давление на Тоню и Кирилла, главным образом связанное с требованиями прекратить публичную огласку материалов следствия, считая это "давлением на правосудие". Параллельно с этим активно работают адвокаты, семья Мартыновых (да, они официально зарегистрировали брак во время этого процесса) просит суда присяжных.

Прокуратура, в свою очередь, добивается закрытия процесса, мотивируя это интересами несовершеннолетних пострадавшей и свидетеля. Мартыновы отчаянно добиваются открытого и гласного процесса, но безрезультатно.

На закрытом суде судья не включил в материалы дела многочисленные материалы защиты - свидетельские показания об отношениях в семье Мартыновых, материалы независимых экспертиз, результаты добровольной проверки на полиграфе и т.д. В деле нет ни одной семейной фотографии. Напоминаю, что присяжные получают только ту информацию, которую им предоставили на процессе. Они не имеют права собирать информацию о деле из других источников.

В результате - обвинительный вердикт присяжных, в понедельник будет назначение наказания и вынесение приговора. Статья очень серьезная - покушение на убийство с отягчающими обстоятельствами (жертва находится в заведомо беспомощном состоянии), так что светит Тоне от 8 до 15 лет. То есть в наиболее благоприятном случае (минимальный срок, УДО) когда Тоню выпустят, ее дочь уже закончит второй класс.

Дело совсем не простое и поднимает целый ряд вопросов - общенравственных, практически-филосовских, вопросы о сути, задачах и смысле правосудия вообще, о суде присяжных и т.д.

Для начала - на чьей я стороне. Я считаю, что оба варианта событий в принципе не исключены. Но я все-таки склоняюсь к версии Тони по целому ряду причин. Во-первых, именно Мартыновы все время добиваются максимальной огласки и открытости, в то время как прокуратура все время пыталась все закрыть и спрятать от глаз общественности. Во-вторых, сомнения все-таки надо трактовать в пользу обвиняемого. В-третьих, как совершенно справедливо заметил Михаил yms, с нравственной точки зрения такая позиция безупречна - лучше защищать виноватого, чем обвинять невиновного.

Итак, практически-филосовский вопрос номер один - как надо было действовать Кириллу?
Вообще говоря, вариантов действия было несколько.

1. - сразу действовать незаконными методами - подкупить единственного свидетеля, дать взятку следователю. Вариант сомнительный с моральной точки зрения, но, вероятно, наиболее эффективный. Для Кирилла, человека принципиального, по-видимому, неприемлемый.

2. - бежать. Ну, например, на ту же Украину. Не вполне понятно, что делать потом - жить 15 лет в страхе, опасаясь своей выдачи? И потом, надо же искать новую работу, новое жилье и т.д. и т.п. Вариант не рассматривался Кириллом вообще. Как мне кажется, это одна из главных проблем - он не осознал сразу, что shit happens. Ему казалось, что так как они ничего плохого не делали, то и могут продолжать нормальную жизнь, строить семью и т.д. Надо было сразу рассматривать случившееся как стихийное бедствие. Ну как прилетел торнадо и разломал дом. Глупо пытаться продолжать жить на развалинах, как будто ничего не произошло (ну мы же ничего незаконного не делали).

3. - пытаться выйти на адвокатов первого эшелона, избегая публичности. Не многие знают, но адвокаты класса Резника или Падвы часто работают в провинциях именно по такого типа делам, причем работают бесплатно и не афишируют свою деятельность. Когда в районный суд Новгорода (это не Нижний, это Великий Новгород - то есть настоящая провинция) приходит Резник, он профессионально давит все местное юридическое сообщество и вполне может добиться оправдания относительно легко. В конце концов, даже мне, не юристу, очевидно, что дело по такой статье на основании только показаний одного несовершеннолетнего свидетеля - ерунда.

4. - смириться с мыслью о том, что местные судейские и прокурорские повязаны и в новгородском суде им мало что светит и сразу работать на кассацию. Взять хорошего (просто хорошего, не обязательно экстра-класса) адвоката, и спокойно проработать это дело по формальным крючкотворным параграфам. Не кричать о высшей справедливости и своей невиновности, а просто принести в кассационный суд вот эти нарушения - здесь не приобщили к делу лист номер 23 со свидетельскими показаниями, вот на странице 156 указан номер запроса 143-а, а на самой справке стоит 43-а ну и т.д. Профессиональный адвокат всегда такой фигни накопает.

5. - пытаться добить систему, поднять общественное мнение, убедить присяжных. Выйти всем в белом, добиться справедливости, наказания и увольнения следователя Колодкина. Да, я уважаю такой выбор. Но, Кирилл, речь ведь не только о Вашей судьбе, речь еще и о ребенке. О Тоне.
Сейчас я думаю, что я бы не стал действовать так. Да, им (нам) хотелось показать, что гражданское общество может перебороть тупую, кафкианскую машину "правосудия". Но увы.
Я вспоминаю личный опыт. Когда я был юн, а Москва отмечала 850-летие, я тоже попал в ментовку (в пятерку) за хиппанский вид на Арбате. Ну некоторые хорошо это помнят %)
Так вот тогда я тоже пошел на принцип - меня были готовы отпустить, если я подпишу протокол, что "ругался матом и мусорил на асфальте", как всех в обезьяннике, на кого ничего настоящего не было. Я сказал ментам, что коли взяли меня за колокольчики на куртке - так пусть так и пишут в протоколе или отпускают.
Сейчас-то я понимаю, что должен был написать на протоколе "ознакомлен, но не согласен" и вышел бы спокойно. Но хотелось, блин, высшей справедливости. Ну кто там был, помнит, чем дело кончилось.

Сам Кирилл тоже уже осознал, что действовал не оптимальным образом.


Вопрос номер два (по поводу присяжных), который у меня сразу возник - это кто же тот двеннадцатый? Вы представляете себе, насколько это тяжело психологически, идти против всех? Особенно когда твой голос ничего не решает? Вы знаете, что если бы решение было единогласным, то присяжные были бы сразу свободны, а так им пришлось три часа дебатировать? Этот один человек три часа держал прессинг со стороны остальных 11, несмотря на то, что его голос ничего не решал. Благодаря ему я все-таки верю, что у суда присяжных в России есть будущее.

Вопрос номер три - как же так вышло с присяжными? Объяснений несколько. Во-первых, если верить Мартыновым, огромное количество свидетельств и материалов защиты предъявлено присяжным просто не было. Да, у защиты были на руках материалы их добровольной экспертизы на полиграфе, но рассказать о них присяжным они не имели права. С моей точки зрения, тут какая-то неправильность этой системы.
С другой стороны, по моему скромному мнению, присяжные скорее не исследуют доказательства и доводы сторон, а решают, чью сторону им принять.
Мартыновы рассчитывали, что присяжные будут с ними, то есть "мы, обычные люди" против "бюрократической карательной машины".
Оказалось иначе - "мы, простые новгородцы" против "слишком умных и заносчивых москвичей, которые тут указывают, что нам делать".
Не последнюю роль сыграло и такое рассуждение - "не могут же следствие просто так дело заводить и в СИЗО сажать. Что-то там есть. Дыма без огня не бывает". Ну еще и вывод эксперта, "дети сами по перилам не лазают". Отлично ложится в тот же ряд, что и "наказания без вины не бывает", и "вор должен сидеть в тюрьме (даже если надо совершить подлог для его посадки)". Это все неправда. Нельзя вора сажать по подложному обвинению. Бывают наказаны безвинные люди. Дети могут лазать сами, просто так и в очень опасные места. Блин, у присяжных что, детей не было?
Кстати, Жеглов у Вайнеров скорее отрицательный персонаж, настоящий герой - Шарапов.

Интересной для меня была дискредитация обвинителем показаний свидетелей защиты на том основании, что они-де были друзьями Кирилла и Тони. Следовательно, им нельзя доверять. Порочная логика, очень распространенная в нашей судебной практике. Например, в суде часто бывает слово миллиционера против слова обвиняемого. Всегда миллиционеру верят, потому что он "лицо незаинтересованное", что, конечно, неправда.

Ну и наконец, всем нам как-то внутренне интересней увидеть покушение на убийство, чем случайность. Признаемся себе, когда мы проезжаем мимо места аварии, есть внутри нас, в душе, такой маленький кусочек, который ждет - вдруг там какая-то страшная авария? С трупами? И проехав мимо, и увидев, что там всего-навсего крыло поцарапали и бампер помяли, вроде бы и облегчение испытываешь, но и чуть-чуть разочарования, где-то глубоко. Нет?

Следующий вопрос - о функции, о назначении правосудия. Хотел написать, но меня уже опередили. Практически слово в слово то, что я хотел написать. Даже если в состоянии помутнения сознания и рассудка Тоня действительно пыталась убить Алису (почти невозможно себе это представить, эти слова уже выглядят противоестественно), то сегодня очевидно - у них нормальная, крепкая семья. Они вместе прошли через такое, что необычайно их сплотило и связало. Любое наказание Тоне в данном случае будет наказанием для маленькой Алисы (у нее, кстати, день рождения на днях был). Зачем лишать девочку мамы? Это же чудовищно неправильно. Какое-то извращение самого смысла происходящего - ведь суд как-бы выступает в интересах Алисы.
Через несколько часов судья должен будет принять решение - либо отменить вердикт присяжных, распустив коллегию и признав тем самым Тоню невиновной, либо отправить Тоню в тюрьму. И девочка Алиса вечером будет спрашивать у бабушки: "А где мама? Когда она вернется?".
Конечно, это не конец. Будут аппеляции и кассации. Я надеюсь на благополучный исход. Но очень это дело зацепило многих, в том числе и меня.

Да, совсем забыл. В самом начале это дело казалось мне постановкой такого вопроса: может ли общественное мнение, и вообще гражданское общество переломить "ментовской беспредел". Увы, пока ответ - не может. Единственной победой было освобождение Тони из СИЗО, и то я не знаю, какую роль здесь сыграла огласка, а какую - работа адвокатов.
Subscribe

  • Timelapse

    Недавно обнаружил, что новый ведроид умеет сам снимать интервальное видео (timelapse). Повесил телефон давеча на балконное стекло:

  • Очередная "головешка"

    Утром по дороге на работу: P.S. Только сейчас обратил внимание на странный кузов - вроде бы обычный седан хэтчбэк, но с какой-то…

  • Счастье есть!!!

    Спустя три года я все-таки нашел его. Магазин моей мечты с несколькими сотнями сортами пива со всего света (от Японии до Мексики) включая и Германию.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments